Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:54 

Не суди да не судим будешь

Жемчужный Дар
Ангельская пыль
На странице Ежедневного журнала (ЕЖа, в народе) 29 октября появилась статья Владимира Надеина Цена цепного таланта. Пока я, после прочтения статьи, бегала по потолку, плевалась ядом и пыталась утихомирить разбушевавшиеся эмоции, на том же ЕЖе появился ответ Владимира Дворкина Письмо в редакцию ЕЖа. Сегодня Надеин ему ответил статьей Кому жать руку. Прямо полемика в духе 20х.

30 октября я написала в редакцию ЕЖа с вопросом, можно ли мне ответить на первую статью Надеина. Мне написали - шлите текст, мы посмотрим. Я написала, подумала, написала другой и послала. Неделю никто мне не отвечал и я уже отчаялась. Но вчера мне наконец ответили: мой текст им понравился, но у них слишком много событийных материалов, поэтому нет места для Кольцова и Мамонтова. Чтобы текст не пропадал совсем, я положу его сюда. Если хотите его читать, советую сначала прочесть первый текст Надеина.


А можно было написать и по-другому…

Я познакомилась с творчеством Кольцова непозволительно поздно, курсе на 4 университета. А по-настоящему заинтересовалась и того позже, уже в аспирантуре, после прочтения книги «Дело Кольцова».

Я была в ужасе. Общие цифры о количестве расстрелянных и пространные рассказы об ужасах Лубянки не шли ни в какое сравнение с тем, какое впечатление производит подробная история одного человека, попавшего в застенки НКВД.

Особенно поразили меня даже не протоколы допросов, а тексты фельетонов, подшитые к делу как вещественные доказательства «подрывной деятельности» Кольцова. Впрочем, для 1936 года они были, пожалуй, излишне смелыми. Например, «Искусство зализывать». Думаю, нашим журналистам, пишущим о такой популярной теме как коррупция, стоит поучиться: «Привычными, обмелькавшимися формулами они прикрывают действия из ряда вон выходящие, гладким, тренированным языком зализывают поступки, не нуждающиеся ни в какой оценке, кроме статей уголовного кодекса».

Наши чиновники за последние годы знатно натренировали свои языки. И многие журналисты от них не отстают.

Или другой фельетон, «Личный стол». Речь идет о том, что распоследняя официальная бумажка важнее человека, что она портит жизнь хорошему работнику, что ее берегут и хранят в личном столе. «И сразу стол, возомнив себя ужасно бдительным, начинает прищуриваться на человека, новым косым взглядом рассматривать его отличную работу, отодвигать хорошего работника в сторону, в тень, в задние ряды». Фельетон вышел в «Правде» как раз в тот момент, когда по всей стране на каждом углу кричали об усилении бдительности и угрозе со стороны скрытых иностранных агентов.

Но и без внешних врагов в стране советов хватало проблем, о которых без устали писал Кольцов: некуда вечером пойти посидеть – одни грязные пивнушки («Пустите в чайную»); большой питомник на Байкале остался без финансирования и редкие животные вымирают («Зверский случай»); на Екатерининской железной дороге проблемы с доставкой угля – надо поехать и разобраться (цикл статей для «Правды»)… Недаром Кольцову каждый день приходило на адрес «Правды» больше 50 писем, а для посетителей выделялось отдельное рабочее время.

Впрочем, познакомиться с другими произведениями Кольцова оказалось не так просто – мало что есть в интернете, в библиотеке – не выдают на руки, а букинистические магазины не могут похвастаться разнообразием. Проще всего оказалось найти трехтомник, который вышел сразу после реабилитации Кольцова. Книги, изданные при жизни журналиста, сохранились только в библиотеках.

А ведь таких книг было много. Кольцов был чрезвычайно популярен, «Правду» с его фельетонами расхватывали и зачитывали до дыр, собрания сочинений и сборники выпускались стотысячными тиражами. Первое издание «Испанского дневника» вышло тиражом 275 тысяч экземпляров! Кроме написания книги и редактирования «Правды», были у Кольцова и другие дела: он председатель им же организованного «Журнально-газетного объединения», он председатель иностранной комиссии Союза писателей, он главный редактор «Огонька» и «Крокодила». И еще столько идей в голове! Написать книги о Пушкине и Магеллане, повторить проект «День мира», закончить, наконец, «Испанский дневник»…

Кольцов не успел. Его арестовали в декабре 38-го и почти полтора года держали во внутренней тюрьме НКВД, выбивая нужные следствию показания… Как же не хочется верить, что наша страна опять стремиться свернуть на кривую дорожку репрессий, молчания, бдительности. Кольцова тогда никто не смог спасти: ни его брат, популярный карикатурист Борис Ефимов, ни писатель Фадеев, ни глава Коминтерна Димитров. Наивный и трогательный порыв гражданской жены Кольцова Марии Остен приехать в Москву спасать Михаила закончился трагически – ее арестовали и расстреляли, когда немцы подходили к Москве.

Много есть мнений, за что расстреляли Кольцова. Уж конечно, не за шпионаж в пользу трех западных держав. И не за создание антисоветской организации. И вряд ли за ведение контрреволюционной пропаганды. Может быть, за то, что Кольцов был недостаточно предан товарищу Сталину? За то, что умел анализировать и имел свое мнение? За поддержку идей Троцкого? За то, что был, по выражению самого Кольцова, «слишком прытким»?

Сейчас нет журналистов, которых бы власть боялась. Журналисты федеральных каналов или куплены, или могут говорить только в строго ограниченных рамках. Печатная пресса и радио имею слишком небольшой охват, чтобы серьезно на что-то влиять, а интернет пока еще просто большая свалка, где золотые крупицы правдивой информации нужно вымывать из мегабайтов грязи и трухи. Некоторые фельетоны Кольцова и сейчас актуальны и бьют точно в цель, но насколько было бы эффективнее, если бы у нас появился свой, современный Кольцов.


Я никогда не прошу, но в этот раз это для меня слишком важно. Если вам есть, что на это сказать, я буду очень благодарна за комментарии.

@темы: МихКа, выдыхать через рот, никогда не думай, что ты иная... (с), пером по губам

URL
Комментарии
2012-11-09 в 15:15 

Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Прочитал. Комментарий устно, хорошо?

Надеина тоже прочитал. Не понравилось.

2012-11-09 в 15:37 

Жемчужный Дар
Ангельская пыль
Константин Редигер, хорошо, до воскресенья, значит.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

На границе между сном и явью

главная