Жемчужный Дар
Ангельская пыль
Прочитала вчера и сегодня 3 прекрасных фельетона (а фельетона ли? трудно определить жанр) Кольцова. Я читала о них раньше в воспоминаниях его современников и теперь, наконец, ознакомилась с оригиналом. И, что уже не удивляет, в очередной раз задохнулась от восторга. Эти фельетоны - вершина (по ркайней мере, один из пиков) журналистского мастерства. Почему? Сейчас попробую объяснить.

"Мужество" - рассказ о Николае Островском. Написан в 1935 году. Когда "Как закалялась сталь" уже читали почти все, но никто не знал о самом Островском. Он жил в Сочи в тот момент. Кольцова же в Сочи отправили отдохнуть. Но неугомонный МихКа прознал, что рядом живет какой-то очень интересный, но всеми забытый человек. Не удержался - пошел знакомиться. Так вся страна (а "Правду" тогда читали все) узнала о человеческом подвиге Островского. Если угодно, это обязанность журналиста - находить и рассказывать о таких людях, рассказывать так, чтобы они вызывали восхищение и желание быть не хуже, а не брезгливую жалость (как у нас это часто сейчас бывает по телевизору). Этот феьлетон - гражданская обязанность журналиста, о которой почти все сейчас забыли.

"Три дня в такси" - Кольцов три с раннего утра и до поздней ночи работал таксистом. Это 1934 год, за несколько месяцев до открытия метро. Это другая сторона работы журналиста. Это в чистом виде метод включенного наблюдения. Невероятно интересно читать. Множество деталей, подмеченных внимательным взглядом, масштабные обощения, логично перемежающиеся забавными вставками из жизни. Это отсутствие страха перед новым, это неуёмное любопытство, это внимательность к мелочам и способность обобщить их до глобальных выводов, это предвидение будущего, предложение по рационализации существующего, но без поучения. Это уже журналистский талант.

"Семь дней в классе" - а это Кольцов неделю был классным руководителем в обычной средней школе. Кстати, некоторая занятность. Телевизоров тогда не было, никто не знал его в лицо. Михаил Ефимович и Михаил Ефимович. А когда его спросили про фамилию, он сказал: "Михайлов"... =) Частично это тоже метод включенного наблюдения, но здесь журналист гораздо больше влияет на события. Он строит отношения с классом, он посещает все их уроки, он посещает своих учеников дома, он проводит с ними выходные. Здесь тоже репортажные, зарисовочные сценки с уроков или из общения с учениками перемежаются общими наблюдениями о школе: грязно, душно, не все преподаватели одинаково хороши - рассказом о директорской работе. Он раздал и школьникам, и преподавателям анкеты - много полезного можно узнать из анонимных анкет. Это полное погружение в проблему сейчас тоже встречается, но так редко это не криминал, шоу-юизнес или политика, а что-то близкое и по-настоящему гораздо более важное для людей.

Есть ещё один его фельетон, поразивший меня до глубины души и о котором я тоже раньше читала.
"Мертвая петля" - 1929 год. Кольцову 31 год. Советское авиастроение в этот период ещё совсем молодо. Если тебя плохо привязали к сидению, то в момент переворота самолета ты просто вывалишься из него. Маленькая деталь: Кольцов до тошноты боялся высоты. Но личный опыт важнее. Поэтому он вцепился в свою записную книжку и серебристый карандаш и впитывал, впитывал те невероятные впечатления, которые может получить человек, сидящий в двухместном самолете, соверщающем фигуры высшего пилотажа в 1929 году. Да, недаром Кольцову было присвоено звание летчика-наблюдателя...

@темы: 2+2, МихКа, литература